ААЦ-РПЦ, Апологетика, Армяне, Армяне России, Армяно-григориане, Армянская Церковь, Армянские церкви в России, Армянский язык, Архитектор, Архитектура, Библия, Благодатный Огонь, Благотворительность, Богословие, Богослужение, Венчание, Вероучение, Встречи, Геноцид, Глава епархии, Государственные мероприятия, Диакон, Диаспора, Документы, Дпир, Епархия, Епископ, Земельный участок, История, Канаш, Католикос, Католицизм, Конфессии, Крест, Крещение, Литургия, Матах, Межконфессиональное, Мироосвящение, Молитва, Монофизитство, Обряды, Освящение церкви, Пожертвования, Пост, Православие, Праздники ААЦ, Приход, Проект, Протестантизм, Сайт, Святые, Священник, Секты, Собрания общины, Строительство, Таинства, Терминология, Учение Церкви, Финансы, Храм, Храмы Армении, Христианское учение, Церковь, Эчмиадзин

Показать все теги

«ПРАВОСЛАВНЫЕ» МИФЫ ОБ АРМЯНСКОЙ ЦЕРКВИ

 

МИФ О МОНОФИЗИТСТВЕ

(14)

Появление термина монофизитство. Анастасий Синаит

 

Так уж сложилось, что в «православной» истории слишком мало истории. Когда реальность не соответствует конфессиональной вере, не укорененное в христианских добродетелях религиозное сознание порождает мифологию. Но даже мифологичная история должна была бы иметь хоть какую-то опору на историю. История же с монофизитством вообще не содержит в себе истории. Это миф в чистом его виде. Само ядро сюжета, о том, как Евтихий придумал монофизитство, и что против монофизитства был созван Халкидонский собор – это абсолютная ложь.

 

Помимо того, что выражения «моно физис» не исходило из уст Евтихия, можно отметить и то, что и на Халкидонском соборе слово «монофизитство» не звучало. Как следствие, слов «монофизитство» и «монофизиты» нет в соборных актах Халкидона. Не знали этих слов и противоборствующие после Халкидонского собора богословские партии халкидонитов и нехалкидонитов. Появление такого названия во времена, когда среди противников халкидонизма были не только представители «окраинных» народов империи, но и сами константинопольские греки, было совершенно невозможным.

 

Когда в одном греческом городе епископскую кафедру занимал грек-халкидонит, а в соседнем греческом городе епископом был грек-нехалкидонит, даже самый ярый сторонник халкидонской веры среди греков, не смог бы такому же греку, но противнику собора сказать, что тот монофизит. Ему у виска покрутили бы пальцем даже его соверующие. Выставлять чужую веру в уж слишком извращенном свете, клея ей не соответствующие исповеданию названия, более двух столетий никто не решался, потому что все прекрасно знали, кто чему на самом деле учит, и кто во что верит.

 

«ПРАВОСЛАВНЫЕ» МИФЫ ОБ АРМЯНСКОЙ ЦЕРКВИ

 

МИФ О МОНОФИЗИТСТВЕ АРМЯН

(13)

Как Евтихий был признан ересиархом в Армянской Церкви

 

Для людей интересующихся реальной историей Церкви нет никакого сомнения, что архимандрит Евтихий не был никаким «монофизитом», а ересь ему приписана диофизитами. Но возникает вопрос – как же так получилось, что не только халкидониты, но и все дохалкидонские Церкви, в том числе и Армянская, анафематствовали его как ересиарха? Если лично знавший Евтихия патриарх Александрийский Диоскор отверг обвинения против него, то, как прославляющие самого Диоскора Церкви признали существование некоего евтихианства? Откуда более поздние поколения миафизитских богословов узнали о «ереси Евтихия», если такой ереси не обнаружили современники Евтихия?

 

Налицо еще один, связанный монофизитством исторический парадокс, и объясняется он весьма интересными обстоятельствами, сложившимися в Византии после Халкидонского собора. Дело в том, что насаждаемый папством и имперской властью, но отвергнутый на всем Востоке собор спровоцировал массовые беспорядки в государстве «ромеев», что грозило политическими потрясениями империи. Ведь притом что Халкидон отстаивался многочисленными криптонесторианами, большинство греков, как и сирийцы с египтянами, все же придерживались миафизитского богословия Кирилла Александрийского и собора того не признавали.

 

Чтобы успокоить народ и Церковь несколько императоров кряду издавали противоречащие друг другу документы, то отменяющие результаты Халкидонского собора, то их восстанавливающие. Наиболее значимым среди этих документов стал энотикон (482) –  вероисповедальное послание императора Зенона (474 – 491) Александрийской Церкви. Этот документ признавал только три Вселенских собора – Никейский, Константинопольский и Эфесский, что означало откат к вере Церкви до халкидонской смуты. Обязательное же исповедание проигнорированных Халкидоном «Двенадцати анафематизмов» Кирилла явно делало энотикон исповеданием миафизитским.

 


«ПРАВОСЛАВНЫЕ» МИФЫ ОБ АРМЯНСКОЙ ЦЕРКВИ

 

МИФ О МОНОФИЗИТСТВЕ

(12)

Евтихий как жертва ложного осуждения

 

Величайшим парадоксом истории с Евтихием является то, что, как традиционно признаваемый автор монофизитской ереси, он был осужден на Константинопольском соборе 448 года, то есть в первой половине пятого века, а сам термин «монофизитство» появляется в лексиконе халкидонитов только в конце века седьмого. Такой не малый, в два с половиной столетия, временной промежуток между «созданием ереси» и ее именованием, объясняется ничем иным, как отсутствием на самом деле такой «вселенской ереси», миф о которой много позже раздули в имперской Церкви.

 

Историческая реальность такова, что ни о каком «моно физис» Евтихий не говорил, Христа «только Богом» не считал, а потому и монофизитству учить не мог. Константинопольский архимандрит был обычным последователем святого Кирилла Александрийского, и придерживался его христологии единства природы воплощенного Бога Слово. Это доказывается уже самими деяниями осудившего Евтихия Константинопольского собора, а оправдание его на антидиофизитском Втором Эфесском соборе этот факт лишь подтверждает.

 

На самом деле константинопольский архимандрит стал жертвой не прекращавшейся борьбы христологических партий, лишь на время успокоенных Антиохийской унией, подписанной между Кириллом и Иоанном. Униженные своим поражением на Третьем Вселенском соборе антиохийцы жаждали реванша, и возобновившийся после смерти инициаторов примирения конфликт ударил по многим, как на одной стороне, так и на другой. При этом можно сказать, что Евтихий сам был виноват в своих бедах. Его чрезмерная увлеченность изобличением еретиков среди бывших несториан, обернулась против него самого, приведя на скамью подсудимых.

«ПРАВОСЛАВНЫЕ» МИФЫ ОБ АРМЯНСКОЙ ЦЕРКВИ

 

МИФ О МОНОФИЗИТСТВЕ АРМЯН

(11)

«Золотая середина» халкидонизма

 

Как это принято считать в мифологизированной греко-халкидонизмом истории Церкви, с началом христологических споров от православия отпали еретики-несториане, вслед за своим учителем Несторием исповедовавшие во Христе две отдельные ипостаси Бога и человека. Уже после этого, как бы в силу неадекватной реакции на несторианское разделение в Господе, от православия вслед за ересиархом Евтихием отделились еретики-монофизиты. Исходя из такой оптимистической для «православных» мифоверов схемы, ими делается не менее оптимистический вывод о себе и своей конфессии.

 

Свято веруя, что несториане и «монофизиты» от них отпали в одну и в другую еретические стороны, халкидониты мнят о своем учении как об этакой «золотой середине», в которой все не только правильное и неизменное, но и изначальное, идущее от самих апостолов. На самом же деле, халкидонизм потому и халкидонизм, что как доктрина возник вследствие Халкидонского собора и до него просто не существовал. Те два христологических течения, что известны халкидонитам как несторианство и монофизитство не могли отпасть от их мифической «золотой середины», поскольку были раньше халкидонизма, то есть существовали уже в дохалкидонскую эпоху.

 

То, что русские знают как «православие», возникло вследствие продолжительной борьбы представителей Александрийской и Антиохийской богословских школ, с их выяснением того, что есть истина – единоприродие или двуприродие, с редкими и неизменно неудачными попытками примириться на основе какого-нибудь компромисса. Собственно говоря, сам Халкидонский собор формально претендует на статус примиряющего. Ведь хотя на Халкидоне под влиянием вчерашних сторонников Нестория имперской властью грубо насаживалось диофизитство, все же считается, что отцы этого собора вернули Церкви чистую веру Кирилла, против которой равно вредили несториане и монофизиты.




«ПРАВОСЛАВНЫЕ» МИФЫ ОБ АРМЯНСКОЙ ЦЕРКВИ

 

МИФ О МОНОФИЗИТСТВЕ АРМЯН

(10)

Христологические ереси до Халкидона

 

Пробы и ошибки – неизбежные спутники всех первопроходцев, и было бы невероятным, если бы формулируя сложные доктрины, все как один богословы Церкви ни разу не ошиблись. Хорошо это или плохо, но Божественное Откровение доносит до нас христианские истины весьма ограничено, а потому не всем церковным мыслителям удавалось сформулировать свое учение так, чтоб их потом не обвинили в ересях. Многие серьезные деятели Церкви пали жертвами своего богословского интереса. Даже те богословы, что были ревностными борцами против ереси арианства с ее разновидностями и могли бы сейчас почитаться святыми отцами, пошли не тем путем и сами стали лжеучителями подобными Арию, когда решили объяснить миру Тайну воплотившегося Бога.

 

Принадлежавший к славной когорте никейцев Диодор, епископ Тарсийский (378–394) по христологическим воззрениям был антиохийцем, а потому, исповедуя Христа истинным Богом, стремился отстоять и Его истинное человечество. Проповедуя же два совершенства – Бога и человека, Диодор стал первым из известных теоретиков диофизитства. Однако в силу общих для древней Церкви представлений о природе и ипостаси, богословие Диодора подводило его к разделению Христа на отдельные ипостаси Бога и человека, то есть на двух существ, в которых только и могли быть явлены две разные природы.

 

Продолжателем дела Диодора Тарсийского по развитию диофизитского богословия, стал Феодор, епископ Мопсуестийский (392 – 428), который довел диофизитскую христологию своего учителя до очевидных еретических крайностей. Феодор избегал говорить даже о вочеловечивании Бога, но ограничился понятием «вселение», что едва ли не прямо свидетельствует против него, как разделяющего Христа на двух самобытных существ. Тем не менее, оба они умерли в мире с Церковью, хотя впоследствии даже халкидонитами были обвинены в разделении Христа на двух субъектов и объявлены еретиками и предтечами Нестория.

«ПРАВОСЛАВНЫЕ» МИФЫ ОБ АРМЯНСКОЙ ЦЕРКВИ

 

МИФ О МОНОФИЗИТСТВЕ АРМЯН

(9)

Александрийская и Антиохийская школы

 

Христологические споры начались после окончания споров тринитарных и догматизации учения о божественности Христа. Однако разные представления о том, как божество Христово сочетается с Его человечеством, сложились уже в эпоху уточнения тринитарного догмата. Когда же были побеждены антитринитарные ереси, появился и повод говорить более конкретно об образе боговоплощения. Ортодоксальная христология не родилась в один день, а потому то, что впоследствии было объявлено ересью, достаточно долго сосуществовало в единой Церкви с теми представлениями, которые теперь считаются правильными.

 

То, каким образом единый Господь явился миру как Бог и человек является таинством веры и представляет для богословия серьезную проблему. Как объяснить Боговоплощение, чтоб, признавая во Христе Бога и человека, не признать двух существ? Или как, признавая одно существо Христа, признавать в Нем не только предвечного Бога, но и человека? В поиске ответов на эти вопросы богословы Вселенской Церкви разделились во мнениях, что и привело к оформлению двух партий, условно называемых Александрийской и Антиохийской школами. Для первых приоритетом было отстаивание единства Христова, целью вторых – защита истинности и совершенства человечества Господа.

 

Говоря об Александрийской и Антиохийской богословских школах, важно пояснить, что названия эти условны. Школы имеют отношение к Александрии или Антиохии лишь в том смысле, что эти города стали центрами противостояния между сторонниками двух христологических систем. Богослов, представляющий ту или иную школу мог жить где угодно, и относился к числу александрийцев или антиохийцев исключительно в силу своего богословского видения. То есть богословская школа – это не некая корпорация, а скорее религиозное мировоззрение и принцип богословской мысли.



«ПРАВОСЛАВНЫЕ» МИФЫ ОБ АРМЯНСКОЙ ЦЕРКВИ

 

МИФ О МОНОФИЗИТСТВЕ АРМЯН

(8)

Моно физис и миа физис

 

Если не считать фанатиков и неофитов, то уже вряд ли есть среди халкидонитов хотя бы один интересующийся богословием человек, который не знал бы того, что Армянская Церковь исповедует подлинное человечество Христа. Тем не менее, и среди этих знающих все еще немало желающих оболгать армян монофизитами. Не обремененным умом и совестью борцам с чужими «ересями» совершенно не важно, признают ли нехалкидониты во Христе человека. Людям чуждым покаяния необходимо продолжать лгать, дабы не признавать свою конфессию лгавшей почти полтора тысячелетия. Для того чтоб дальше называть нехалкидонитов «монофизитами», им достаточно уже того, что армяне и прочие «неправославные» исповедуют одну природу Христа.

 

Логика здесь простая – если «одна природа» по-гречески «моно физис», то исповедующие одну природу во Христе – монофизиты. Разве монофизитство по-гречески не есть единоприродие? На поверхностный взгляд тут все настолько очевидно, что некоторые, не сведущие в тонкостях терминологии и не знающие о межконфессиональном противостоянии нехалкидониты, к вящей радости своих «православных» критиков сами себя могут обозвать «монофизитами». Когда, например, некий армянин, не зная о терминологическом подвохе, переводит исповедание ААЦ единоприродия (миабнакутюн) с армянского на русский как монофизитство, это буквально вызывает взрыв ликования среди апологетов халкидонизма. Еще бы, как же ААЦ не еретическая, если даже сами армяне считают себя монофизитами?!

 

Но не велико достижение – обмануть несведущих, подсунув им самими же придуманное ложное именование. В серьезной апологетике важно только то, что ААЦ, равно как и другие нехалкидонские Церкви не только не обозначают себя как монофизитские, но и попросту не оперируют в своем богословии сочетанием слов «моно физис». И дело даже не в том, что эти Церкви не являются грекоязычными. Как бы это не было обидно «православным» мифоверам, но вопреки распространенному мнению греческое «моно физис» в принципе не означает «одну природу». Собственно говоря, потому никакого «моно физис» не говорили ни Кирилл Александрийский, ни кто-либо другой из грекоязычных отцов древней Церкви.

«ПРАВОСЛАВНЫЕ» МИФЫ ОБ АРМЯНСКОЙ ЦЕРКВИ

 

МИФ О МОНОФИЗИТСТВЕ АРМЯН

(7)

Христология Армянской Церкви

 

Вопреки всем «православным» мифам об Армянской Церкви, с их обвинениями в ересях и отпадениях, поместная Церковь Армении не только сохраняет неповрежденную веру единой до Халкидона Вселенской Церкви, но и поныне является ее неотделимой частью. Поэтому ААЦ уважительно относится к богословскому наследию древней неразделенной Церкви, и считает его своим наследием тоже. Это значит, что величайшие богословы в том числе и Византийской Церкви, что жили и творили в дохалкидонскую эпоху, почитаются армянами как свои святые и учителя.

 

Однако было бы ошибкою думать, что Армянская Церковь времен единства являлась пассивным потребителем греческого богословского продукта, молча принимающим все, что создано в Византии и там же объявлено правильным. ААЦ никогда не считала себя второсортным придатком имперской Церкви, но по каждому догматическому вопросу имела свое авторитетное богословское мнение. Собственно говоря, в этом и есть суть действия разума Соборной Церкви, когда на вопрос «что есть истина» ответ дается церковным консенсусом, а не придумывается где-то кем-то «главным» или «особо одаренным» и предлагается всем остальным это принимать без возражений.

 

Удивительно, но сегодня не только от «православных» мифоверов можно услышать, что армяне в догматике как-то зависели от греков, и были обязаны принимать все, что «великие ромеи» объявляли истиной и освятили на своих имперских соборах. Нечто подобное можно расслышать и в самой ААЦ. Так среди многих армян распространено мнение, что христология Армянской Церкви – это христология Кирилла Александрийского. Но это мнение ошибочно. При всем почитании богословского авторитета святого Кирилла и всех других великих отцов Византийской Церкви дохалкидонской эпохи, богословие ААЦ – это богословие именно ААЦ.

 


«ПРАВОСЛАВНЫЕ» МИФЫ ОБ АРМЯНСКОЙ ЦЕРКВИ

 

МИФ О МОНОФИЗИТСТВЕ АРМЯН

(6)

Халкидонитское недоразумение с «Кириллом-диофизитом»

 

Приводя святоотеческие свидетельства об образе соединения во Христе двух природ и признания их единства как одной природы Бога оплощенного, богословы Древневосточных (дохалкидонских) Церквей задаются закономерным вопросом – если халкидониты считают их монофизитами, то почему же Кирилл Александрийский и другие великие отцы Церкви для них не монофизиты? Ответы на этот вопрос, как это бывает в «православной» апологетике по всем без исключения вопросам, разнятся в зависимости от личных представлений отвечающего. Общий у них лишь исходный тезис, преподносимый как не обсуждаемая аксиома: «Дохалкидонские святые отцы, в том числе и Кирилл, были диофизитами!». Продолжение же может быть любое, от: «Вы все врете, отцы этого не писали!», до: «Отцы это писали, но вы неправильно их понимаете!».

 

Игнорируя факт официального исповедания Церковью дохалкидонской эпохи природного единства Христова, апологеты халкидонизма любят выцеживать из цитат древних отцов, упоминания о двух природах. Это делается с целью представить все православное богословие Церкви до Халкидона диофизитским. Обычно, из весьма ограниченного списка отцов Церкви творивших еще до Эфесского собора, предлагается некоторое количество цитат, где упоминаются слова «две природы», прямо или даже косвенно. При этом не берется в расчет ни общий смысл цитаты, ни сама тема, которую освещал цитируемый автор. Естественно, особый интерес для верующих в изначальное диофизитство Церкви представляют труды Кирилла Александрийского, поскольку именно он является главным теоретиком и защитником православной христологии.

 

Так уж сложилось в силу исторических обстоятельств, что самими халкидонитами Кирилл Александрийский признается святым и великим богословом. А это значит, что его учение не может пониматься ими как противоречащее диофизитству. В мифологизированной церковной истории халкидонитов «православный диофизит» Кирилл борется с ересью Нестория, которое что угодно, только не диофизитство. Апологеты халкидонизма попросту отрывают святого Кирилла от его же богословия, зачисляют в ряды тех, против кого он всю жизнь боролся, и объявляют этаким «халкидонитом до Халкидона». Настоящих же сторонников и защитников подлинного Кириллова богословия они считают «впавшими в ересь монофизитами».

«ПРАВОСЛАВНЫЕ» МИФЫ ОБ АРМЯНСКОЙ ЦЕРКВИ

 

МИФ О МОНОФИЗИТСТВЕ АРМЯН

(5)

Кирилл Александрийский о сочетании двух природ в одну

     

Христология святого Кирилла Александрийского, изложенная им в многочисленных письменных документах, однозначно утверждает единство природы Христа, как Бога Слово оплощенного, чем попросту противоречит диофизитству. Ведь отличие между христологиями халкидонитов и нехалкидонитов вовсе не в признании или не признании двух природ. Разница в признании или не признании соединения божества и человечества, как единства природы Бога очеловечевшегося. Вот как свое понимание соединения двух природ и природного единства во Христе, излагает святой Кирилл в послании Акакию Мелитенскому, объясняя ему, почему само по себе признание двух природ не противоречит его, отнюдь не диофизитскому исповеданию:

 

«Хотя мы и сказали, что произошло единение двух естеств, однако ясно признаем одного Христа и одного Сына и одного Господа... Поэтому уразумев, почему один только есть Сын и Господь Иисус Христос, утверждаем, что два естества соединились; и верим, что после этого соединения, как бы уничтоживши разделяемость надвое, пребывает одно естество Сына, как единого, но вочеловечившегося и воплотившегося».

 

То, как можно единство двух природ понимать в виде единой природы, святой Кирилл любил показывать по аналогии единства природы человека, который из души и тела. Две природы в человеке – плотская и духовная, тленная и нетленная, смертная и бессмертная, не изменяясь сами, в соединении образуют одну природу человека. Эта аналогия была особенно актуальной, когда диофизиты обвиняли Кирилла Александрийского в смешении двух природ. Пример человека доказывал, что никакого смешения в природном единстве нет. Один из многочисленных примеров Кирилловой аналогии с природой человека мы можем видеть в его полемическом сочинении «О том что Христос один»:



Назад Вперед
Наверх
429335, Чувашская Республика, г. Канаш, ул. 30 лет Победы, д. 10, кв. 13
тел.: 8 (8352) 44-45-37
www.surb-reshtakapetac.org